Воньга (Вонга)

Искусство войны чарльза вонга – журнал

Воньга (Вонга)

Он изобрел свой собственный стиль управления. Жесткий, бескомпромиссный, основанный на древних восточных ценностях.

«Для меня важны кровная преданность и беспрекословное подчинение», — говорит Чарльз Вонг, президент третьего после Microsoft и Oracle компьютерного гиганта Computer Associates (CA).

Его корпорация постоянно находится в состоянии войны со своими могущественными hi-tech конкурентами. И в этих условиях жестокость — единственный способ для Вонга выжить

Искусство войны чарльза вонга

Однажды Чарльз Вонг застал одного из своих сотрудников за курением. А надо сказать, господин Вонг обычно приходит в бешенство от одного вида табака или сигаретной пачки. Он даже издал внутреннее распоряжение по Computer Associates, в котором запретил служащим курить в пределах офиса. И это распоряжение действительно для всех

200 филиалов корпорации. Так что, увидев несчастного менеджера с сигаретой в зубах, он подскочил к нему с проворностью самурая, схватил за грудки и выволок на улицу.

Очевидцы рассказывают, будто бедняга проглотил сигарету от страха. «Это будет тебе хорошим уроком», — бросил курильщику разгневанный Вонг. И приказал немедленно его уволить.

За менеджера, неплохо зарекомендовавшего себя в работе, вступились несколько руководителей рангом повыше.

«Знаете, — ответил Вонг, — мой отец научил меня одной важной вещи. Держать слово. Если он когда-либо что-нибудь обещал, это обещание можно было отнести в банк — все знали, он его выполнит. И я хочу, чтобы вы запомнили: я такой же. И никогда не меняю своих решений».

На следующий день бедолагу-курильщика выгнали. Впрочем, для CA это был вполне рядовой случай. За двадцать лет президентства Вонга его корпорация поглотила

60 более мелких компаний, сотни бывших сотрудников которых оказались уволены. Особенно Чарльз любил избавляться от топ-менеджеров. «У этого дракона может быть только одна голова», — не раз говаривал он. СМИ резко критиковали Вонга за бесчеловечное отношение к людям, однако сходились во мнении, что подобные принципы сложились у него еще в детстве под влиянием родителей.

Холодным октябрьским утром 1952 года в порту Нью-Йорка с борта небольшого пассажирского корабля сошла восточная семья из пяти человек. Отца семейства звали Кеннет Вонг.

В другой жизни он был преуспевающим юристом, изучавшим право в Гарварде, верховным судьей Шанхая и президентом женского колледжа. Кеннет происходил из старинного китайского рода.

В 40-м он женился на красавице и аристократке Мэри Боно, которая родила ему трех сыновей. Чарльз был средним из них, он появился на свет 19 августа 1944 года.

До 1952 года Вонг с семьей жил в Шанхае. Когда в 1949 году к власти в Китае пришли коммунисты, он не хотел покидать родину, но благородное происхождение семьи не было забыто пролетариатом — Кеннету, Мэри и детям пришлось бежать сначала в Гонконг, а затем в Нью-Йорк. Так для восьмилетнего Чарльза началась новая жизнь в эмигрантском квартале Куинса, выковавшем его самурайский характер.

«У нас с Биллом Гейтсом, — говорил Чарльз позднее, — есть одно главное различие. В детстве родители давали мне 32 цента на весь день. И я прекрасно знаю, что такое нестерпимое чувство голода. А он нет».

С первых дней в Америке Кеннет и Мэри Вонг много работали, чтобы прокормить семью. Впрочем, маленький Чарльз тоже не ударил в нью-йоркскую грязь лицом.

Как и положено среднему сыну, он был несколько обойден вниманием родителей и оттого стал более самостоятельным и, по его собственным словам, агрессивным. «У матери я научился любопытству, — рассказывает Вонг.

— У отца — упорству и способности пойти на риск, а не бояться всего и вся, как мой старший брат».

Чарльз не любил учиться и всегда был середнячком. Он почти не играл с другими мальчишками, однако уже в школе начал работать продавцом в бакалейном магазинчике.

«Я был лучшим продавцом, — вспоминает Вонг. — Я был вынужден всегда оставаться первым. Работать больше остальных. Работать быстрее. Я запоминал цены наиболее популярных товаров и называл их покупателям по памяти. Ни один из моих коллег до этого не додумался».

Сам он отказывается считать, что опыт работы в бакалейном магазинчике пригодился ему в дальнейшем.

Однако именно таким образом он действовал, когда в 1975 году запустил на американский рынок редактор баз данных CA-SORT, предназначенный для компьютеров IBM.

У этого приложения был один главный «вонговский» плюс — оно работало на 25% быстрее «айбиэмовской» версии, экономя деньги и время покупателей.

С большим трудом окончив колледж в 67-м, Чарльз встал перед выбором, чем заниматься дальше. Он купил «Нью-Йорк таймс», открыл раздел объявлений и обнаружил несколько полос с приглашениями на работу программистов. Он решил найти место стажера-программиста с таким расчетом, чтобы это помогло ему избежать службы во Вьетнаме.

Работа нашлась в одной из лабораторий Колумбийского университета. От Чарльза требовалась компьютерная обработка данных о воздушных бомбардировках, производимых американской армией. И его первым самостоятельным заданием было написание программы, которая позволила бы компьютеру обрабатывать данную статистику. Стажеру выдали учебник по программированию и сказали: «Учись сам».

За четыре года в Колумбийском университете Чарльз сдружился с другим программистом, Рассом Артцом. В 1971-м они вместе перешли в Standard Data Corporation (SDC), занимавшуюся разработкой баз данных для пенсионных фондов.

Попав практически в автономный отдел программного обеспечения, друзья в одиночку писали программы, документацию к ним, сами искали клиентов и лично вели переговоры.

Тогда-то Вонгу и пришла в голову мысль о создании собственной компании, которая будет соответствовать реальным запросам бизнеса, а не зацикливаться на решении глобальных задач, как большая часть компьютерной индустрии.

Договорившись с SDC о выкупе собственного отдела, от которого руководство компании собралось избавиться, Чарльз и Расс занялись распространением программы CA-SORT. Программа являлась собственностью одной швейцарской фирмы, но Вонг получил права на ее распространение в обмен на 50% акций Computer Associates. CA была основана Чарльзом и Рассом в апреле 1976 года.

С самого начала Вонг как хозяин компании стал отдавать предпочтение методам «старой экономики», помноженным на его собственные принципы. К примеру, он позвал в свою команду старшего брата, но при этом сразу возвел китайскую стену между семьей и бизнесом.

«Я дал Тони ясно понять, что он работает не со мной, он работает на меня», — рассказывает Чарльз. С другой стороны, он не отказывался от родственных связей и держал брата при себе — в соседнем кабинете. Значительную часть акций компании, выкупленных у швейцарцев, Чарльз также подарил Тони.

Вонг знал, что брат не предаст его в отличие от наемных работников. Кстати, некоторые из них, несогласные с жесткими порядками, установившимися в CA, действительно были перекуплены конкурентами. С тех самых пор в компании появился неписаный закон: об ушедших просто необходимо забыть.

«Это за пределами обычных человеческих отношений и слов, — считает близкий друг Чарльза и его нынешний компаньон Санджай Кумар. — Это ненависть и вражда до самой смерти».

Работа с людьми до сих пор остается приоритетным сегментом бизнеса для CA. По распоряжению Вонга целое подразделение менеджеров разработало комплекс тестов, которым подвергают всех приглашаемых на работу.

Ходят слухи, что при тестировании, кроме всего прочего, применяется детектор лжи. Причем на подобных проверках зачастую присутствует сам президент Вонг.

Ведь такая методика отбора сотрудников отвечает его главной идеологической установке — созданию сектообразной закрытой структуры, своего рода семьи.

По тем же законам необъявленной войны Вонг играет и в hi-tech бизнесе. Западные журналисты зачастую ставят его в один ряд с Джоном Рокфеллером, Эндрю Карнеги и их украденным у Цезаря принципом «разделяй и властвуй».

Так, CA считается рекордсменом по поглощению других компаний в сфере программного обеспечения. Последняя подобная сделка обошлась Вонгу и Со в 4 миллиарда долларов. Подавляющая часть сотрудников купленной Sterling Software Inc.

, естественно, были уволены.

Но больше всего в любых враждебных действиях Вонга конкурентов пугает его восточная непредсказуемость. Приняв решение «поглотить» компанию Platinum Technology, Чарльз начал с того, что перекупил главного менеджера, человека, публично клявшегося в ненависти к нему.

«Я скорее своими руками уничтожу компанию, чем соглашусь продать ее Вонгу», — утверждал Эндрю Филиповски… пока Чарльз не предложил свои инвестиции под любой его проект.

В кратчайшие сроки сделка объемом 3,5 миллиарда долларов была завершена, Филиповски занялся созданием собственной компании на деньги Вонга и лишь иногда отмахивался от журналистов: «Это то же самое, что война между Sun и Microsoft или между Coca и Pepsi…»

С другой стороны, кроме многочисленных врагов, о третьей по значительности компьютерной корпорации в мире долгое время знали очень немногие.

Лишь в ноябре этого года на американском телевидении был запущен первый (!) рекламный ролик CA за всю 25-летнюю историю ее существования. Кстати, приближенные к Чарльзу люди утверждают, что сам он этого ролика ни разу не видел.

Вонг вообще не смотрит телевизор — только видеозаписи игр Расса Артца и других полузабытых королей баскетбола.

«Я хочу максимально структурировать окружающее меня пространство, сделать его наиболее стабильным, — обмолвился он как-то в одном из интервью. — И единственное, что может мне в этом помочь, — традиционные восточные ценности. Телевизор и Интернет никак не входят в их число».

Потому-то Чарльза часто называют главным хранителем корпоративной этики на Западе. По Вонгу, корпорация является системообразующей социальной единицей, члены которой рассматриваются не просто как наемные рабочие, а как участники общего дела.

Корпорация обеспечивает пожизненный найм, высокую степень социальной защиты и пенсию.

«Здесь наличествует высокоразвитая система управления, которая поощряет людей с помощью сложной градации их статуса и компенсирует небольшие дифференциалы заработной платы, — пишет известный британский аналитик Уилл Хаттон. — Конфуцианская концепция социальной гармонии является сильным цементирующим элементом этих принципов».

Таким образом, история Вонга не просто пример эксцентричного руководителя-самодура, ходячей «страшилки» делового мира, а часть глобального явления под названием «корпорация».

Часть той единственной силы XXI века, которой, может быть, хватит сил остановить красно-черно-зеленые орды антиглобалистов, придавить терроризм или просто внести стабильность в хаос новейшего времени, руководствуясь всего двумя принципами.

Утилитаристским, по которому корпорации предоставляют наибольшее благо наибольшему числу людей, и индивидуалистическим, указывающим, что это делается для достижения чьих-либо долгосрочных интересов.

Второй принцип не должен смущать — просто в выигрыше, вопреки законам рынка, оказываются все. Каждый отдельный винтик огромного корпоративного механизма. При условии, что этот винтик не забудет бросить курить…

Если вы когда-нибудь — хотя бы в кошмарном сне — попадете в знаменитый квадратный (4,5 x 4,5 метра) кабинет великого и ужасного Чарльза Вонга, то вряд ли найдете там флеминговского злодея Блофелда в блестящей кольчуге, гротескном стальном шлеме с крыльями и с самурайским мечом в руке.

Сначала вы увидите старенький 386-й компьютер, за которым сидит аристократического вида 50-летний мужчина с почти европейским лицом, в черном пиджаке и красном галстуке. Он поднимется вам навстречу и окажется выше вас на целую голову. Когда он заговорит с вами — не пытайтесь перебивать или возражать.

Вонг не любит людей, которые не умеют слушать. При условии, что вы не будете тут же включать диктофон или доставать блокнот для автографа, Чарльз расскажет вам про две свои книги — о высоких технологиях и… китайском кулинарном искусстве. Он доверительно сообщит, что проводит в дороге 180 дней в году, из которых треть — за границей.

Вы узнаете, что Вонг запрещает своим сотрудникам пользоваться электронной почтой — она разрушает традиционные виды общения, — держит в чулке с иероглифами 890 миллионов долларов, хотя дважды попадал в число миллиардеров, и никому не рассказывает о личной жизни.

К примеру, со своей второй женой Нэнси Ли, работавшей под его началом, он никогда не общался на людях, отчего в CA Чарльза долгое время считали холостым.

Если вам будет этого мало и вы спросите, с кем бы Вонг хотел, скажем, пообедать, он выдаст длинный список известных имен: Джордж Буш-старший, Колин Пауэлл, Билл Гейтс, Том Броку и Цзян Цзэминь.

Последнего Чарльз выделяет особо. Китайский лидер поразил его тем, что попросил объяснить разницу между PowerPC, Intel, Java и Windows 95.

И это за два года до того, как о Java узнал весь остальной мир.

Узнайте у Вонга: «Кем бы вы стали, если бы не занялись программированием?» И он ответит, что непременно играл бы в NBA. У Чарльза дома есть своя баскетбольная площадка, где он гоняет мяч дважды в неделю в течение пятнадцати лет. А однажды компанию ему составил сам седенький Расс Артц. В тот же день Вонг уволил 500 человек. Просто так.

Кстати, однажды Чарльза спросили, почему он не хочет стать президентом. Он ответил не задумываясь: «Только по двум причинам. Я бы мог давно стать президентом Америки, но, к сожалению, не родился здесь. И уж, конечно, я бы мог давно стать президентом Китая, да вот беда — подзабыл китайский».

Кирилл ЖУРЕНКОВ

В материале использованы фотографии: East NEWS, Fotobank/AFP

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2289257

Сплав по реке Воньга и Белое Море на байдарках: описание маршрута (похода) | Карелия

Воньга (Вонга)

Воньга – одна из наиболее популярных у любителей активного отдыха и водного туризма река на севере Карелии.
Начало маршрута в двух километрах от автотрассы Санкт-Петербург – Мурманск.

Протяженность маршрута -110 км, из них 30 км гладкой воды по красивейшим озерам, 20 км по прекрасному Белому морю и 60 км динамичного сплава по порожистой реке.

Общее падение на этом участке 70м, порогов 27, протяжённостью местами до 1 км и больше, уровень сложности  – до 4 к.с..

Данный маршрут богат рыбой, такой как окунь, щука, язь, плотва. Специалисты ловят хариуса, сига, горбушу. На протяжении всего маршрута встречаются животные и следы их пребывания (олени, лоси, много птиц).

В период июль-август много грибов, в основном это трубчатые (белые, подосиновики), встречаются сыроежки.  Июль-август очень богаты ягодами. На болотах растёт морошка, голубика, черника, вероника.

Сплав проходит на 2-местных надувных байдарках типа Ватерфлай.

На них участники идут самостоятельно, под руководством инструкторов, которые на инструкторских судах показывают правильный и безопасный путь и осуществляют страховку в порогах.

Инструктор в начале сплава обучает команду необходимым навыкам, которые совершенствуются по ходу сплава. Поэтому в сплаве могут принять участие люди без походного опыта. С группой идут как минимум 2 инструктора.

В отличие от катамаранов на данных судах мы находимся намного ближе к воде, и все те препятствия, которые катамаран просто давит своими размерами, мы ощущаем на себе. Прохождение сложных порогов требует организации страховки, которую с вашей помощью осуществляют инструктора.

Сплав на Ватерфлаях более интересен и сложен, чем на катамаранах, требует лучшей подготовки личного снаряжения, внимания и умения на маршруте. Рекомендуется иметь сплавной опыт на любом типе судов по порожистым рекам.

Размер группы от 8 до 20 участников. С группой идет 2 инструктора. Возможно участие подрастающего поколения и до 16 лет, в сопровождении взрослых родственников  и при согласовании с инструктором.

Погода в Карелии мало чем отличается от погоды в Санкт-Петербурге и Москве. Бывает разная, в июле и августе, в среднем стоит сухая жаркая погода, с температурой 20-30 градусов. Прогноз имеет смысл смотреть по Лоухам, Кеми, Энгозеру.

Комары и мошки присутствуют, но их обычно немного, число их зависит от погоды и времени года. Клещей и ядовитых змей на маршруте нет.На маршруте работает связь Megafon, ловит на большей части пути, но также есть зоны без связи. Другие операторы ловят хуже.

Задать вопросы и следить за текущими сплавами можно в нашей группе по сплавам на байдарках ВКонтакте.

Встречаемся в 3:50 утра на станции Лоухи, грузимся в микроавтобусы. Ехать около 2,5 часов. 
Утром завтракаем и знакомимся, собираем байдарки, разбиваемся по экипажам, проходим инструктаж и начинаем сплав по р. Верхней Куземке – с неё и начнется наш маршрут.

Торопиться не будем – нужно научиться управляться с байдаркой и веслом, читать воду и преодолевать пороги. Многие участники впервые берут в руки весло, так что часть времени уделим обучению и в дальнейшем, по ходу сплава, будем совершенствовать мастерство.

После череды несложных порожков и небольших озер выходим в Майозеро – здесь, на правом берегу, встаём на ночевку. У костра можно спеть любимые песни и узнать группу поближе, что мы и сделаем.

День2

Пройдя мост и порожек, а также преодолев мелкое оз. Кучеламбина, входим в Пильдозеро. Выход в Воньгу в дальнем правом углу озера. На пятикилометровом участке до Синдамозера 4 переката.

 Обедаем и выходим в красивейшее Синдамозеро и следом за ним Мурамозеро. Здесь множество удобных песчаных пляжей, на одном из них и встанем на стоянку.

Наслаждаемся красотой Карелии и расслабляемся после активного дня.

День3

Сегодня днёвка. Купаемся, если светит солнышко, то и загораем, ловим рыбу, собираем грибы и ягоды. Вечером делаем походную баню. Чудесный отдых на природе, который мы будем вспоминать ещё долго. 

День4

Продолжаем наш сплав – сегодня входим в Воньгу, отсюда начинается самый динамичный участок маршрута. Небольшие плесы и озёра чередуются с множеством перекатов, шивер и порогов.

Сразу у входа, после несложного переката, за левым поворотом расположен порог Быстрый – короткая шивера с глубоким проходом в левой части русла. Ниже три простых переката и, после правого поворота, порог Сюрприз.Река петляет в низких берегах, поросших березняком.

На пути нас ожидают несколько перекатов и порог Крючок, а вскоре и озеро Гагарино. За этим следует 100-метровый перекат в протоке в озеро Кодаярви, а на выходе – порог Кривой длиной в 1 км.

Входим в оз. Столбовое, где на левом берегу есть неплохая стоянка.

Встаём на ночёвку. 

День5

Движемся дальше. После плеса и порога Горбатый (Горбалкорко – клюквенный) – 500-метровая шивера. Дальше до Чекозера прямой плес. Перед оз. Медвежьим – порог Чекень (Сухой, Разливной) и далее 400-метровая мелкая шивера.  

Дальше до оз. Собачьего места для стоянки непригодны. После выхода из озера нас будет ждать порог Собачий (1200 м. 4 к.с.), проходимость которого сильно зависит от уровня воды – будем оценивать на месте. Большинство групп его обносят (700 м), наши же байдарки позволяют пройти большую часть порога даже в малую воду.  

Далее путь по протоке до оз. Половинское (Уманг – голубичное), затем плес и оз. Вяккер. Уже от входа в него слышен пор. Вяккер (кар. Вертун) – длинный и интересный порог. В конце его мы встанем на стоянку.

День6

Ура, снова дневка! Можно отдохнуть или покататься в пороге, а также ловить рыбу и собирать вкуснейшие ягоды и грибы. Игры на свежем воздухе, прогулки, общение – каждый найдёт занятие по душе.

День7

Движемся дальше – пара километров плеса, слабый перекат и пор. Ассу (кар. Шалый), длина которого 1 км (3-4 к.с.). Далее за ж.д.

мостом серия перекатов, и вот уже справа показываются остатки единственной на маршруте деревни – дер. Воньга.
Несколько ниже реку перегораживает слив разрушенной плотины.

Далее идёт длинный плес с болотистыми берегами и последнее препятствие – порог “Морской” – серия перекатов длиной 1,5 км (от моста до моря – 2 часа хода).

Обедаем на высокой стоянке в конце порога и, если погода позволяет, выходим в потрясающее Белое море. Сегодня пройдем немного – движемся вдоль берега, любуясь морской флорой и фауной. Обходим мыс Качнаволок и встаём на стоянку, выбрав уютное место среди пляжей и огромных каменных лбов.

День8

Сегодня нас ждёт небольшой переход (около 10 км) по морю среди каменистых островов – то обнажающихся с отливом, то почти скрывающимися под водой во время прилива. Наша цель – Шангостров в губе Домашняя. Здесь встанем на ночевку на красивейшем пляже под прикрытием скал.

День9

Отдыхаем, совершаем экскурсию по большому и живописному острову, делаем отличные фотографии, играем в игры, печём блинчики, купаемся в море и загораем. 

Через пролив, прямо напротив – деревня Поньгома и устье одноименной реки. Вечером снимаем лагерь и переправляемся в деревню, весь переход около 1 км. Здесь заканчивается наш сплав. Разбираем и сушим снаряжение, пакуемся и ждем машину.

День10

Запасной день. В зависимости от погодных условий и настроя группы, можно сделать днёвку.

До свидания, Карелия! Мы обязательно вернёмся. 

Билеты можно брать на поезда после 23 часов последнего дня маршрута.

Источник: https://www.vpoxod.ru/route/karelia/splav_po_reke_vonga/about

Рыбные тайны реки Воньги

Воньга (Вонга)

Каждый раз, когда готовишься в поход, собираешь информацию из отчетов, из Интернета, из бесед с друзьями. Конечно, слушаешь и рассказы местных жителей, какими бы фантастическими эти истории ни казались.

Например, рыбаки с водоема Энгозера утверждают, что в районе острова Олений они в середине июля безветренной ночью ловят трехкилограммовых окуней. А иногда, дескать, попадаются и особи весом под 3,5 кг. Я сам когда-то поймал «на дорожку» в тех краях полосатого разбойника, потянувшего на два кило. Это был единичный экземпляр и, скорее всего, случайный.

Рассказ друга

Река Воньга берет свое начало из Энгозера. По пути нанизывает на себя десяток водоемов поменьше и впадает в Белое море. Раньше эта река была богата рыбой, но в настоящее время так процежена сетями, что идти на нее ради призрачной надежды поймать «эксклюзивного» окуня не стоит.

Так я считал, пока не поговорил со своим другом Женькой. Он утверждал, что на Воньге есть секрет, связанный с необычайно интересной и добычливой рыбалкой. Евгений поведал мне, что сам участвовал в феерической ловле язей, каждый из которых весил от двух до трех килограммов. Дело это было лет 30 назад. Однако воспоминание о том событии до сих пор будоражило рыболовную душу Женьки.

Секрет же состоит в следующем. Река Воньга соединяет несколько озер, из которых в безветренную ночь в середине июля выходят язи и остаются на 2-3 дня. Что здесь делают — непонятно.

Жор у рыб необычайный. Клюют на все, но предпочтение отдают гороховой пышке и червям. При этом ловятся не по всей реке, а на одном участке — протяженностью метров сто. Если же в положенное время будет продолжительный сильный ветер, то клева можно не ждать…

Зная Евгения как опытного рыболова, ответственного за свои слова, я поверил ему и решил, что сей феномен существует. Это стало главным аргументом в выборе маршрута похода. Решено: идем на Воньгу.

Нужно сразу уточнить, что далее рассказ пойдет о событиях, которые произошли еще до установления нынешних суточных норм вылова.

Капризы «небесной канцелярии»

Итак, шестого июля мы в Карелии на станции Энгозеро, откуда начнется наше приключение. Погода плохая — прохладно, пасмурно, сильный ветер. Озеро покрыто «барашками».

В рюкзаке у нас целый ящик отличных навозных червей-путешественников, проехавших с нами полторы тысячи километров. О них заботились всю дорогу, «выгуливали» в тамбуре поезда, перебирали и отсортировывали. Состояние наживки отличное, чего не скажешь о нашем самочувствии.

Погода не «летная». Но мы все же собираем байдарки и выплываем. Идем осторожно, прикрываясь мысами и островами. Временами пережидаем самое сильное волнение, проскакивая большие открытые участки на максимальной скорости.

Подошли к острову Елманский. Перед нами — огромное бушующее пространство. Далее находится Олений, в районе которого местные жители ловят крупных окуней.

Мы стали на ночевку. О рыбалке в такую погоду не может быть и речи. Надо думать, как проскочить этот участок и не пойти на корм вышеозначенным окуням.

Утром ветер немного притих, что дало возможность «галсами» преодолеть опасный этап маршрута и уйти к истоку Воньги. Через полтора дня, войдя в реку, мы достигли водоема Пайозеро. Ветер уменьшился, но погода пасмурная, временами моросит дождь.

За несколько дней прошли еще три водоема — Чегоозеро, Пильдозеро и Синдомоозеро. Пробовали ловить, но клева нет. На Синдомоозере обнаружили обжитую стоянку местных рыбаков. Они приезжают на машинах, оставляют после себя обрывки сетей, щучьи головы и разный мусор. Нам стало обидно, что можно так гадить и себе, и другим.

Наконец, озеро Лузское. Пройдя его, вошли в реку и стали у переката. Вот и заветное место, к которому мы так стремились. Здесь нам стоять два дня, чтобы попробовать реализовать главную идею похода.

Погода — против нас: моросит нудный холодный дождь. Первые сутки не дали положительного результата. Не помогли ни черви, ни свежесваренная гороховая пышка. Мои сотоварищи обескуражены. Забились в палатки и переживают.

Процесс пошел!

Вспомнив правило «Чтобы поймать рыбу, ее надо ловить», я на следующий вечер взял снасти и в одиночку уплыл на байдарке. Сижу, дождь моросит, комары меня едят, но терплю и надеюсь. Две удочки недвижимо лежат. Одна из них — с гороховой пышкой, другая — с червем.

К одиннадцати часам поплавки начали оживать. Подсек и вытащил приличную плотву. На второй удочке — аналогичная история. Уже не успеваю справляться с двумя снастями, оставил одну. Клюет постоянно, в байдарке уже прыгают штук тридцать рыбок.

Очередная поклевка… чувствую, что это не плотва. Вытащил полукилограммового язика. «Неужели началось? — думаю я. — Или это случайность? Нет! Процесс пошел!».

Вот следующий язь и еще один. А этот уже на килограмм потянет. Очередной даже крупнее: он порвал поводок. Менять оснастку некогда, беру вторую удочку. Клюет разная рыба — то плотва, то язи, поэтому трудно приноровиться. Оторвал и второй поводок. С остервенением, почти на ощупь привязываю новый.

Рыболовный праздник продолжается уже два часа. Днище байдарки полностью закрыто живым серебром. Пора остановиться, нам этого уже хватит. Надо и друзьям дать возможность испытать такое счастье!

Пересилив себя, сматываю удочки и подплываю к бивуаку. Товарищи в палатках спят под шуршание дождя. Пробую их разбудить радостной вестью. Не верят, думают, что разыгрываю. Но все же зашевелились.

А стоило им увидеть величину улова, как всех словно ветром сдуло. Умчались на байдарках, только успел их предупредить, чтобы держали себя в руках и ловили в разумных пределах. Через пару часов приятели вернулись довольные и с рыбой…

Выход со стоянки пришлось перенести на более позднее время. Надо было разобраться с добычей — варить, жарить, солить. Через два дня сплава нашли похожее место и решили попробовать повторить «праздник рыболова». Результат оказался отрицательный.

В следующие дни смогли поймать единичных щучек. Больше захватывающей рыбалки не было. Это и не удивительно, если учесть, сколько установлено сетей. Особенно их много в устье реки. Местные ловят семгу, и нет на них управы.

У железнодорожного моста активная часть нашего похода закончилась. Собрали байдарки и поехали домой, обогащенные яркими эмоциями и новым опытом.

Юрий Баркалов, г. Воронеж

Источник: http://www.oir.su/anons/20-05-2019-rybnye-tainy-reki-vongi

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть